00:00 

Забавные и полезные советы для женщин

kisaku-ku
На Бакинском гуманитарном форуме Кончаловский в паузе между выступлениями заходит в кофейню. Ему несут книгу для почетных посетителей, с ним фотографируются, а под конец отказываются взять с него деньги. «Как можно, вы наш самый известный гость!» – А если бы это был ваш брат, – говорим мы с тихим ехидством, – они бы нам еще и приплатили.
Кончаловский хохочет. Он на шутки не обижается, и это выгодно отличает его почти от всех ровесников.

«Бессмертие – через 20 лет»

– Сначала не про кино. Все кричат, что Стив Джобс – гений, изменивший мир. Как вы к этому относитесь?

– И про Бэкхема так кричат. Приложение эпитета «великий» к футболисту – тоже знак последних лет двадцати. Я думаю, отчасти понимание Джобса как гения – мир праху его, в своем деле он был действительно блестящ – идет от неискоренимого желания чувствовать причастность к великому. Но раньше сопричастность рождалась от чтения значительной книги, просмотра серьезного фильма или прослушивания, допустим, Баха. Собирается семья в выходные, одевается празднично и едет в храм слушать орган – «Страсти по Матфею». Сегодня, не собираясь семьей, любые пользователи посредством трех кликов запускают себе Баха в трактовке хоть Клемперера, хоть Баршая – и всё, они причастны к искусству.

Человека, который им подарил эту возможность – а также шанс подключиться к Интернету откуда угодно и узнать мнение миллиона непрофессионалов обо всем на свете, – люди склонны считать великим, хотя никакого качественного скачка, о котором столько говорят, не произошло. Точней, произошел скачок назад, Интернет убил в человеке самодостаточность. Известен случай, когда американка не смогла доехать из супермаркета до дома. Пятьсот метров. Но она ездила всю жизнь по gps-навигатору, а он возьми да и сломайся. Беспомощность без Сети – нормальное состояние современного человека, и есть даже новая болезнь – ухудшение памяти, потому что привыкли полагаться на Сеть. А зачем помнить, если можно в любой момент заглянуть и проверить? Зачем стихи учить? Зачем запоминать телефоны? Доступность всего и триумф дилетантов – вот главный символ эпохи.

– Зато в Сети можно все ваши фильмы посмотреть…

– И ни один из них – до конца. Вы замечали эту особенность сетевого просмотра? У вас открыто пять окон, в одном фильм, в другом скайп, в третьем поисковик, еще вы текст какой-то одним пальцем набиваете и за ценами следите. Пятнадцать минут смотришь – выключаешь: все понятно. По себе знаю. Сетевой зритель ни одного длинного плана не выдерживает. Подавляющее большинство к двадцати годам в принципе неспособны сосредоточиться на одной теме дольше трех минут.

– Стоп, стоп! Вы говорите – большинство. Но значит, будет и меньшинство и произойдет раскол на две ветки…

– Даже две ветки эволюции, думаю я. Вот с этого места все очень интересно. Я бы назвал эту новую элиту тихими людьми, людьми молчания. Потому что их пока не очень видно. Но эволюция действительно пойдет двумя путями: большинство – путем упрощения, почти наглядной деградации, а меньшинство оставит себе и настоящее искусство… и бессмертие.

– В смысле?

– В прямом, потому что 150-летняя продолжительность жизни – вопрос ближайших двадцати лет. Но, конечно, это будет не для всех. Во всем мире настоящая культура, наука и бессмертие достанутся интеллектуальной и финансовой элите, а у нас политической.

URL
   

kisaku-ku

главная